Наукові проекти

Наукові проекти

Правдина Надежда. Описание классов моделей предложений и ролевая грамматика...

Правдина Надежда. Описание классов моделей предложений и ролевая грамматика (на материале предложений, сформированных глаголами передачи информации) // Лінгвістичні студії: Зб. наук. праць. Випуск 13 / Укл.: Анатолій Загнітко (наук. ред.) та ін. – Донецьк: ДонНУ, 2005. – С. 208. – 212.

 

Надежда Правдина

ББК Ш 12 = 411.4*316

УДК 801.311

ОПИСАНИЕ КЛАССОВ МОДЕЛЕЙ ПРЕДЛОЖЕНИЙ И

РОЛЕВАЯ ГРАММАТИКА (НА МАТЕРИАЛЕ ПРЕДЛОЖЕНИЙ,

 СФОРМИРОВАННЫХ ГЛАГОЛАМИ ПЕРЕДАЧИ ИНФОРМАЦИИ)

 

Стаття є спробою застосувати рольову граматику до аналізу речень, які відображають ситуацію передачі інформації з дієсловами мовленнєвої дії.

Ключові слова: рольова граматика, денотативна структура, типова ситуація, денотативні ролі, актанти, моделі речення.

Статья написана в рамках теории функционально-коммуникативного синтаксиса, одна из главных задач которого – описание языка с точки зрения механизмов, обеспечивающих адекватное оформление языковыми средствами передаваемого содержания. Необходимость такого описания связана, прежде всего, с практикой преподавания языка инофонам. Ориентированность функцонально-коммуникативной лингводидактической модели языка [Амиантова, Битехтина, Всеволодова, Клобукова 2001] на коммуникацию обусловливает ведущую в этой модели роль синтаксиса как системы, ситнезирующей и организующей все другие уровни языка. Единицей обучения становится не абстрактная речевая реализация модели (предложение), а конкретная речевая реализация модели (предложение-высказывание), включающая его денотативное содержание, сигнификативное осмысление, коммуникативную направленности и формальную устроенность. В связи с этим одной из актуальнейших задач лингводидактического описания языка на современном этапе становится представление полного списка моделей простого предложения и их типовых значений с учетом речевых реализаций. Предварительный (пока не полный) список моделей русского простого предложения представлен в «Теории функцианально-коммуникативного синтаксиса» М.В.Всеволодовой [Всеволодова 2000]. В настоящее время коллективом русских, белорусских и украинских лингвистов продолжается работа по составлению полного реестра предложений в рамках совместного международного проекта «Модели простого предложения и их типовые значения с учетом речевых реализаций» (участники проекта описывают модели простого предложения своих языков). В данной статье представлены некоторые результаты работы автора в этом проекте.

Вопрос о способе описания языка, в том числе его синтаксического строя,  является одним из основных в языкознании. Как известно подход к анализу предложения может быть разным. В традиционной грамматике он связан с членопредложенческим анализом. В падежной грамматике описывается  семантика предложения, рассматриваемая как «система семантических валентностей, через связи «главного глагола» с ролями, диктуемыми значением этого глагола и исполняемыми именными составляющими» или «глубинными падежами»[1] [Демьянков 1990]. Описывая семантику предложения как систему семантических валентностей глагола, падежная грамматика, по своей сути, тоже ориентирована на анализ членов предложения, присваивая им  некоторые функции (например, подлежащему – функцию субъекта, дополнению – функцию объекта). При таком подходе в поле зрения исследователей попадают далеко не все возможные компоненты структуры предложения, а только те из них, которые представлены «при языковом описании ситуации в виде особых аргументов при предикате предложения» [Панкрац 1996].

Однако в практике преподавания языка инофонам мы неоднократно сталкиваемся с тем, что одно и тоже содержание в разных контекстах должно быть выражено разными моделями предложения. Зачастую для одного и того же события внеязковой действительности говорящий в силу некоторых объективных факторов должен выбрать разные по своей формальной структуре модели предложения и использовать разные членопредложенческие позиции для имен разных участников ситуации. Кроме того, в процессе преподавания русского языка иностранцам стало ясно, что в поле нашего внимания необходимо включать не только обязательные компоненты структуры предложения, но и значимые факультативные компоненты его структуры. Учесть все эти моменты позволяет ролевая грамматика, которая берет за основу описания содержательный инвариант предложения – его содержательный аспект, отражающий реальное положение дел во внеязыковой действительности, типовую ситуацию. Содержательный инвариант предложения, который может быть реализован в достаточно большом количестве самых разных высказываний, различающихся конкретными исполнителями типовых значений, составляет денотативный уровень предложения, выраженный денотативной структурой,  формируемой участниками ситуации – денотативными ролями.

Существует множество различных классификаций денотативных ролей, списки которых разнятся и количественно и качественно. Наиболее удобной для нашей прикладной модели языка [Амиантова, Битехтина, Всеволодова, Клобукова 2001] является классификация Т.В.Шмелевой [Шмелева 1994], в основу которой положен «порядковый номер» роли или иерархическое место роли в классе типовых ситуаций. Денотативные роли в самом общем виде делятся на предикаты (бытийный, акциональный, статальный, реляционный и характеризационный) и партиципанты. Партиципанты в свою очередь составляют две подгруппы: актанты (участники события) и сирконстанты (обстоятельства и характеристики событий). Актанты представлены следующими классами ролей:

1)       «протагонист» – первый или единственный участник ситуации;

2)       «пациенс» – второй актант, на который направлены действия протагониста;

3)       «адресат» – третий после протагониста и пациенса участник ситуации, не подвергающийся прямому воздействию протагониста;

4)       «инструмент» –  предмет, использование которого способствует осуществлению ситуации; по порядковому номеру он может быть вторым, третьим или четвертым;

5)       «ситуант» – участник ситуации, осложняющий и конкретизирующий ее.

Далее каждый из типов актантных ролей представлен рядом более конкретных ролей, связанных тем или иным образом с характером типовой ситуации. Подробный реестр этих ролей представлен в «Теории функционально-коммуникативного синтаксиса» М.В.Всеволодовой [Всеволодова 2000].

Опираясь на понятия денотативных типов предикатов, синтаксического поля предложения, типового значения модели предложения, формальную запись модели предложения ролевая грамматика строит классификацию моделей русского простого предложения. В основу этой классификации положен смысловой признак – денотативный класс предиката: 1) бытийность; 2) акциональность (действие, процесс, событие);
3) стативность/статальность (состояние); 4) реляционность (отношение); 5) характеризация (признаковость). Предварительный список моделей русского простого предложения представлен в «Теории функцианально-коммуникативного синтаксиса» М.В.Всеволодовой  [Всеволодова 2000].

В настоящее время в рамках данного подхода совместными усилиями российских, белорусских и украинских лингвистов реализуется большой международный проект «Модели простого предложения и их типовые значения с учетом речевых реализаций» (участники проекта описывают модели простого предложения своих языков), результатом реализации которого станет полный реестр предложений. Основными направлениями работы данного проекта являются:

1)         классификация моделей простого предложения по типам денотативных предикатов;

2)         определение критериев классификации предикатов;

3)         выявление полного реестра моделей простого предложения с учетом их грамматических, структурно-семантических модификаций; актуализационных и интерпретационных трансформаций;

4)         описание типов денотативных ролей каждой модели;

5)         определение типового значения каждой модели;

6)         анализ и описание возможного лексического наполнения каждой модели.

Первым этапом работы стало описание типовой ситуации передачи предмета, денотативных ролей, формирующих ее, способов выражения актантов [Виноградова 2004].{mospagebreak}

Целью статьи является применение ролевой грамматики к анализу предложений, отображающих ситуацию передачи информации с глаголом речемыслительного (в первую очередь речевого) действия. Следует сразу отметить, что предложения, сформированные глаголами передачи информации, очень близки с предложениями, сформированными глаголами передачи материального объекта. Оба класса предложений включают в свой состав акциональные предикаты. Однако при всем их сходстве (а это, прежде всего, еще и наличие в структуре предложений таких облигаторных денотативных ролей, как адресант и адресат), эти предложения имеют и ряд отличий. Так предложения, сформированные глаголами передачи информации, включают в свой состав особый, свойственный им структурный компонент, компонент, обозначающий «лицо, предмет, событие, являющиеся объектом интеллектуальной деятельности адресанта» [Всеволодова 2000, с.144]. Это делибератив. Делибератив в предложениях, сформированных глаголами передачи информации, выступает в качестве содержательного аналога объекта передачи. Именно делибератив оказывается основным конституирующим компонентом денотативной структуры предложений передачи информации, даже если он не называется.

Рассмотрим специфику объекта передачи в предложениях передачи информации. Основным способом выражения делибератива в структуре предложения является предложный падеж с предлогом «о» (о ком / о чем) или винительный падеж с предлогом «про» (про кого / про что). М. В. Всеволодова отмечает, что делибератив в принципе всегда (пусть имплицитно) указывает на некоторую ситуацию, положение дел, и поэтому формирует полипропозитивную ситуацию [Всеволодова 2000, с. 145]. Таким образом, делибератив может быть развернут в отдельное предложение. Ср.: Он рассказал о сестре. – Он рассказал о том, что его сестра вышла замуж и живет теперь в другом городе.

Однако объект передачи может быть представлен и другой денотативной ролью объектного типа, для которой не существует пока отдельного термина, и которую мы условно назовем актантом со значением жанра сообщения или показатель жанра. Эта роль выражается в структуре предложения винительным падежом без предлога. При этом передача может быть устной (например, Он пропел балладу; Он рассказал нам анекдот), а может быть письменной (Он записал мне эту балладу; Он написал мне свой любимый  анекдот). Первичный анализ моделей, включающих в свой состав такой компонент, показал, что этот компонент является факультативным и возможен только в случае, когда передаваемая информация заранее зафиксирована. Таким образом, этот структурный компонент отражает тип фиксации информации (жанр).

Эту роль объектного типа следует отличать от роли типа «пациенс» в предложениях, когда речь идет о создании, «творении» (в отличие от воспроизведения) объекта передачи информации в момент осуществления действия. Это креатив. Например, Он написал сочинение быстрее других.

Следует также отметить, что в структуре предложений передачи информации обязательно присутствует хотя бы один из вышеназванных компонентов (т.е. делибератив и/или показатель жанра). Исключения составляют предложения, в которых эти компоненты не названы, но их можно восстановить по контексту. Это характерно для устной диалогической речи. Например, в ответ на вопрос «Он вам пишет?», мы можем ответить «Пишет», понимая, что речь идет о письмах. Кроме того, возможны случаи, когда эти компоненты не присутствуют на синтаксическом уровне, но они есть на денотативном и семантическом. Это определяется валентностью глагола. Например, глагол «позвонить» имеет валентность кто и кому, но не имеет валентности о чем. Однако у нас есть возможность заполнить эту семантическую позицию валентностью зачем, разворачиваемую (как и делибератив) в отдельное предложение.

Отметим так же, что делибератив как компонент структуры предложения  свойственен не только глаголам передачи информации. Он возможен и в других типовых ситуациях. Например, в ситуациях со значением создания информации, сформированных предикатами мыслительной деятельности (думать о чем, размышлять о чем и т.п.).

Предложения, сформированные глаголами передачи информации, могут также иметь еще один компонент передачи на денотативном уровне. Назовем его канал передачи. При чем этот компонент может быть передан, с одной стороны, как место размещения информации (или локатив), а с другой как средство передачи информации.

Такой компонент передачи, как место размещения информации (или локатив)  характерен для письменной передачи информации, например: Корреспондент Иванов в газете «Правда» сообщил о… или Нестор в «Повести временных лет» пишет о … Эти изосемические конструкции могут иметь безличные модификации: В газетах сообщили о визите… или В летописях пишется о … Для этих предложений возможны также метонимические трансформации, в которых появляется квазироль адресанта:  «Правда» сообщает о …; Газеты сообщили о визите…; Летописи сообщают о …. Кроме того, трансформационная парадигма предложений, включающих в свой состав компонент места размещения информации, различается в зависимости от того, создано ли место размещения информации (локатив) самим адресантом или нет. Например, предложение Пушкин в романе «Евгений Онегин» пишет о… имеет следующую трансформацию: В романе «Евгений Онегин» Пушкина говорится о … (Чагина). Но предложение Иванов в газете «Правда» пишет о … не может быть трансформировано таким образом, т.е. имеет ущербную трансформационную парадигму.

Такой компонент денотативной структуры предложения, как канал передачи, может также обозначать и средство передачи информации (пресса, телевидение, радио, интернет и т.п.). Следует отметить, что тип канала передачи информации во многом предопределяет лексическое заполнение предикатной роли, выбор того или иного типа предиката передачи информации (ср: Кто-то выступал/выступил с сообщением (или сообщил/сказал)  по телевидению/по радио; Кто-то написал (или опубликовал) статью в газете; Кто-то разместил новый материал в интернете и т.п.).

Первичный анализ предложений, содержащих в своей денотативной структуре такой компонент содержания, как канал передачи информации, показал, что тип канала коммуникации предопределяет и трансформационную парадигму предложений. Например, в трансформационной парадигме предложений, где каналом передачи информации является электронный и радиоволновой носитель (интернет, радио, телевидение), отсутствуют метонимические трансформации, в которых появляется квазироль адресанта: газета писала – сказать можно, а *телевидение сообщило –  нельзя. Таким образом, набор моделей может быть разным в зависимости от типа канала передачи информации.

Адресат в предложениях, сформированных глаголами передачи информации, тоже может быть выражен по-разному:

1. Напрямую. При этом он может выступать как активный соучастник  ситуации  собеседник: Он разговаривал с нами о поэзии; где адресат в то же время релянт, ср.: Мы с ним говорили о поэзии; и как пассивный участник – адресат-слушатель: Он говорил нам о поэзии [Апресян 1995].

2.  Метонимией или метафорой. Например, вещать на Европу, т.е. вещать на всю территорию Европы, всем людям, живущим на этой территории.

Таким образом, уже в первом приближении становится очевидным, что набор моделей предложений, сформированных глаголами передачи информации существенно отличается от набора моделей предложений передачи материального объекта, так как сам характер и количественный состав денотативных ролей этих предложений различен. Можно отметить также, что ситуации передачи информации оказываются многообразнее по количеству актантных ролей, чем ситуации передачи материального объекта. {mospagebreak}

Говоря о перспективах исследования обозначенной темы, необходимо отметить также и вопрос разграничения ситуаций передачи и получения информации. Ср.: Я прочитала ему сказку, и Я прочитала сказку. Модель предложения в приведенных высказываниях одна и та же, но в денотативной структуре первого предложения присутствует адресат (кому?  ему), а во втором предложении на денотативном уровне нет такого участника ситуации (я прочитала, здесь значит, я сама  узнала). Таким образом, в первом случае мы имеем дело с ситуацией передачи информации, а во втором – с ситуацией получения. На данном этапе мы видим нашу ближайшую задачу в том, чтобы описать модели предложений передачи информации, хотя, конечно, предложения, сформированные глаголами передачи информации, могут и должны быть соотнесены с предложениями, сформированными глаголами получения информации.

Таким образом, задачи дальнейшего исследования могут быть определены следующим образом:

1. Выделить все модели предложений, сформированных глаголами передачи информации.

2. Описать их состав, указав на облигаторность (обязательность) и факультативность типов актантов.

3. Представить систему парадигм этих предложений.

 

Литература

1.     Амиантова Э. И., Битехтина Г. А., Всеволодова М. В., Клобукова Л. П. Функционально-коммуникативная лингводидактическая модель языка как одна из составляющих современной лингвистической парадигмы (становление специальности «Русский язык как иностранный») // Вестник Московского университета. Серия 9. Филология. 2001. № 6.

2.     Апресян Ю. Д. Избранные труды. Том I. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. 2-е изд. – М., 1995.

3.     Виноградова Е. Н. Актантное представление ситуации в моделях с типовым значением передачи предмета // Русский язык: система и функционирование: Материалы Междунар. Науч. конф., 18-19 мая 2004 г., Минск, Ч. 1. – Минск: Изд. центр  БГУ, 2004.

4.     Всеволодова М. В. Теория функционально-коммуникативного синтаксиса. Фрагмент прикладной (педагогической) модели языка. Учебник. – М.: Изд-во Московского университета, 2000.

5.     Демьянков В. З. Падежная грамматика // Лингвистический энциклопедический словарь. Под ред. В.Н.Ярцевой. - М., 1990. с. 357.

6.     Панкрац Ю. Г. Падежная грамматика // Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков, Ю.Г.Панкрац, Л.Г. Лузина. Краткий словарь когнитивных терминов. Под общ. ред. Е.С.Кубряковой – М.: 1996.

7.     Шмелева Т. В. Семантический синтаксис. Курс лекций. – Красноярск, 2004.

8.     Chalker S., Weiner E. The Oxford dictionary of English Grammar. – Oxford, 1994.

 

The article is devoted to analysis of sentences conveying the standard situation of transfer of information.

Key words: functional grammar, denotative structure, standard situation, denotative roles and sentences models.

Надійшла до редакції 10 червня  2004 року.

 

 



[1] О выделении шести глубинных падежей см. [Chalker – Weiner 1994].